Warning: file_exists() [function.file-exists]: open_basedir restriction in effect. File(../configuration.php) is not within the allowed path(s): (/home/chekalin.net/httpdocs:/tmp) in /home/chekalin.net/httpdocs/includes/database.php on line 101

Warning: file_exists() [function.file-exists]: open_basedir restriction in effect. File(../configuration.php) is not within the allowed path(s): (/home/chekalin.net/httpdocs:/tmp) in /home/chekalin.net/httpdocs/includes/database.php on line 101
Официальный сайт - Михаила Чекалина - Mikhail Chekalin - 5. 1993 - "Двойной альбом с симфонией в стиле нью-эйдж. Диск II"
5. 1993 - "Двойной альбом с симфонией в стиле нью-эйдж. Диск II" Версия для печати
(91-92) Russian Disc RDCD 00074
= DOUBLE ALBUM WITH THE SYMPHONY IN NEW AGE STYLE. VOLUMES I & II=
= ДВОЙНОЙ АЛЬБОМ С СИМФОНИЕЙ В СТИЛЕ НЬЮ ЭЙДЖ. ДИСКИ I & II=

DISC ONE

Image

  1. Symphony in New Age Style (Симфония в стиле Нью-Эйдж)
  2. Mix. 1 "A Bathroom for an Aesthete" (with Bathing, Dancing of a Cockroach and Jazz and Folk Singing) / «Ванная комната для эстета (с купанием, танцем таракана и напеванием в джазовых и народных интонациях)»
  3. Concertino for... (Соnсегtinо для...)
  4. Intermedia (Fugal Episode) / Интермедия
  5. Gemini Constellation Vocalise (Вокализ Созвездия Близнецов)
  6. Flinging Boomerang (Кидание бумерангов)
  7. "As if Playing the Guitar" («Наигрыши под гитару»)
  8. Grand Parade March with the Soviet Circus Name Entering (Большой парадный марш с выходом имени советского цирка)
  9. Spontaneous Music with the Open Piano. Movement 1 (Спонтанная музыка с открытым пианино. Часть 1)
  10. Episode (Эпизод)

Total time: 76:02

DISC TWO

  1. ImageEpisode for Introduction and «Equilibrium and Alarm» (Эпизод для вступления и "Равновесие и беспокойство")
  2. Intermedia (Fugal Episode) (Интермедия)
  3. Water Circles Reflecting Running Up Clouds (Круги по воде с отражением набегающих облаков)
  4. Meditation (Медитация)
  5. «A Bathroom for an Aesthete...» Mix. 1 ("Ванная комната для эстета")
  6. The Vaporized Reminiscence of the Pulsation (Продолжение с пульсацией)
  7. The Jazz-Swing (Sound Imitation. Recorded in January 1984 on Yamaha DX7) / Свинг-я (Джазовое приношение - имитация. Записано в январе 1984 на Yamaha DX7)
  8. «Russian Tale» Symphonic Miniature (Sound Imitation. Recorded in January 1984 on Yamaha DX7) / Симфоническая миниатюра "Русская сказка" (Симфоническое приношение — имитация. Записано в январе 1984 на Yamaha DX7)
  9. «Sex-Dixie Land» Named After Humanitarian Aid ("Секс-диксиленд" имени Гуманитарной помощи)
  10. Choral Intermedia (recorded in 1982, vocal, percussion effects) / Хоровая интермедия (запись 1982 г. Вокал — ударные эффекты)
  11. Excerpt from the Symphony In New Age Style (Movement 1) in Mixing 2 Version (Фрагмент из симфонии в стиле Нью-Эйдж (1-я часть) в версии Mixing 2)
  12. Overture for Choir and Percussion (Recorded in 1982, vocal, organ, rhythm-box) / Увертюра с голосами и ударными (Запись 1982 - вокал, орган, ритм-бокс)
  13. Movement 4 from «Green Symphony» (Recorded in December 1987) / 4-я часть из "Зеленой симфонии" (Записано в декабре 1987)
  14. Movements 2, 3, 4 from «Spontaneous Music with Open Piano" (Части 2, 3, 4 из "Спонтанной музыки с открытым пианино"): Movement 2: Cautious Dialogue with Ostinato Performing in Whisper (Часть 2: Остинато с шепотом - Диалог с покалыванием)
  15. Movement 3: Cantilena (Часть 3: Кантилена)
  16. Movement 4:Appearance, Bad Cold and Death of Ostinato (Часть 4: Простуда и смерть Остинато)
  17. The Vaporized Reminiscence of Pulsation - Mix. 2 (Пульсация 2 - Воспоминание)

Total time: 76:10

© 1991 - 1992 M.Chekalin
(p) 1993 Russian Disc, RDCD 00073 / 74

Independent Russian Composer M. Ch. The Electronic - Acoustic - Eclectic - Music. Recorded December 1991 - January 1992. All music composed and performed by M. Chekalin (keyboards, vocal, etc...). Recorded at the TSMD 24 canal Studio (Disc 1). Recorded at the MDM 24 canal Studio (Disc 2). Recording engineer I. Zamaraev. Mixed by M. Chekalin. Produced by M. Chekalin. Editor N. Katsman. Cover design by S. Kolobkov, M. Chekalin. Photo by D. Chekalin. On the front cover: M. Chekalin, Self-Poitrait. Copyright on all the music belongs to M. Chekalin (Author's mastertape original is M. Chekalin's personal property).

Recording this album M. Chekalin followed his principle not to draw in other musicians (the same his previous works is concerned), being the only performer (in the process of successive track tape-recordings) and he didn't use sequence (which replace live perfoiming) technologies.

This album (Disc 2, Tracks 7, 8, 10, 12) features four works recorded in 1982 and 1984 (these are first unique experiments with sound imitation of jazz and symphony casts) as well as a choral work (excerpt from «The Ritual-Night for Voices») - the third important element of M. Chekalin's electronic music evolution and concept.


Запись сочинения: декабрь 1991 г., январь 1992 г. Все композиции и исполнение - Михаил Чекалин. (клавишные, синтезаторы, вокал и проч.). Запись произведена на 24-канальной студии ЦМД (Диск 1). Запись произведена на 24-канальной студии МДМ (Диск 2). Звукоинженер И. Замараев. Микширование M. Чекалин. Продюсер M. Чекалин. Редактор Н. Кацман. Оформление конверта: С. Колобков, М.Чекалин. Фото Д. Чекалина. На лицевой стороне рисунок М. Чекалина (автопортрет). Все авторские права на музыку принадлежат M. Чекалину (Авторские оригиналы записей mastertape - личная собственность Михаила Чекалина).

Во всех записях настоящего альбома M. Чекалин, следуя своей концепции, как и в предыдущих работах, не привлекал к записи иных музыкантов, оставаясь единственным исполнителем (в процессе последовательных наложений), а также не применял секвенцорных, заменяющих живую игру, технологий.

В альбом (Диск 2, треки 7, 8, 10, 12) включены 4 номера из записей 1982 и 1984 гг. - это уникальные первые эксперименты с имитацией звучания джазового и симфонического составов, а также хоровой номер (фрагмент из "Ритуал - ночь с голосами"), третий важный элемент в эволюции и концепции электронной музыки М. Чекалина.


This work can be said to sum up my artwork for 12 years of my existence as a composer-performer of synthesizer-keyboard music. It is not mostly experimental, but typical of me or in other words in this composition my desires and predilections show themselves naturally and with ease, independently on my wishes, purposes and tasks.

While writing it, I was far from desire to self-assert, I hadn't any conceptional task. On the one hand, there may be some pieces, which are more "weak" than my yesterday's works, and on the other hand for the sake of few merits in this album it is worth of 12 year way travelling.

Thus, natural selection of my predilections takes place, for example, the symphony language which arose from purely acoustic music, modern chamber aesthetics, which at the same time may give place to quite plain and simple piece. Besides, in the album there is room for modern "concert" language which arose form improvised jazz acoustic experience. Indispensable attributes of the album became introduction of caricatured rock-march, and of course, Vocalise, which contains measurement of traditional cosmic electronic aesthetics with symphonic epic relief and also it possesses simple meditative colours with influence of Russian intonations both folklore and classical.

In general, if there is a tendency in the album by which its style can be defined, then it is Art New Age Style.

Mikhail CHEKALIN


Mikhail Chekalin (b. on May 27, 1959), an independent Russian composer and performer of numerous compositions of very different styles of music aesthetics played by him by means of electronic sound-recording and synthesizer-keyboard instruments as well as vocal, discovered electronic music for himself in 1981. He has recorded 18 albums (14 LPs and 4 CDs) and also other compositions, including music for piano, choir and etc, music for various TV programmes, films, theatre and cinema, art exhibitions performances, ballets, music for children. In 1982 he founded a studio (independent) for "electronic music and light dynamics" (audio-visual performance).

His innovative aspect and his role in the context of Russian (the USSR) music culture of the 80s is that he is the first Soviet (Russian) composer extending the field of electronic music up to the very different styles (symphonic, jazz), which is not traditional for electronic music in the 80s; including vanguard, folk, popular ones. In this capacity he has no analogues both owing to the style and the quality of compositions. As well as A. Artemiev is a leader of the first experiments in electronic music connected with synthesizer aesthetics in the 60s - 70s, M. Chekalin is a pioneer of New Age of the 80s and of a new tradition of philharmonic and polystylistic - ecfectic-electronic music in the former USSR, Russia of the 80s - 90s.

Besides recording M. Chekalin has his own vision of presentation of electronic music to wide audience. This vision is based on his idea of audio-visual performance which is in fact an independent theatre of electronic music. In connection with this in 1982 M. Chekalin founded experimental studio of electronic music and vision image on enthusiastic basis. The aesthetic group of visual language is a special vision-graphical organ contrived and designed for M. Chekalin by art designers S. Dorokhin, M. Kakushkin and physicist D. Chekalin (M. Chekalin's brother).


В списке всех моих сочинений-записей за 12-летний период существования именно как композитора- исполнителя клавишно-синтезаторного амплуа эта работа как бы завершает десятилетие, она уже не является, как и другие последние сочинения, экспериментальной, а естественной для меня, в том смысле, что здесь независимо от меня, от моих желаний, задач и целей естественно и раскованно проявляются мои желания и пристрастия. При ее написании я был далек от желания какого-либо самоутверждения; здесь нет никакой «концептуальной» задачи. С одной стороны, здесь могут быть пьесы, которые, возможно, «слабее» моих вчерашних экспериментов, и, наоборот, ради нескольких находок в этом альбоме стоило пройти более чем 10-летний путь электронного, студийного музыканта. Так я сам оцениваю этот альбом.

Здесь произошел естественный отбор моих пристрастий, например, симфонический язык, пришедший из музыки чисто акустической, камерной современной эстетики, которая в то же время может смениться совсем простенькой пьесой. Также в альбоме есть место современному «концертному» языку, который пришел от импровизационного джазового слухового опыта. Я заметил, что непременным стало внедрение почти в каждом моем альбоме зашаржированного рок-марша. И, конечно, обязательно то, что в данном альбоме называется Вокализом - вмещает в себя измерение «космической» электронной традиционной эстетики с симфоническим, эпическим рельефом и простые медитативные краски с влиянием русских интонаций, как фольклорных, так и классических.

В общем, если в альбоме есть тенденция, которой можно было определить стиль альбома, то это Art New Age, потому что в смысле продукции, распространенной в мире под рубрикой New Age, на сегодняшний день этой музыке трудно вписаться в сладкие, уже консервативные космичные медитативные консонансы, препарированные несколько наивным, сугубо западным пониманием Востока. Это именно то, что касается моря продукции, и под большинство такой продукции не составляет труда при современной технологии подделаться любому человеку, не лишенному вкуса при наличии начального музыкального образования.

Но сама декларация New Age, концепция New Age, мировоззрение New Age намного шире и не вписывается в большинстве случаев в рамки продукции, выходящей под рубрикой New Age.

В то же время моя музыка - продукт уже нового студийного инструментального поколения New Age и намного раскованней и демократичней, легко меняющая степень серьезности, легко смешивающая слушательские территории, не соблюдающая жанровые границы. Поэтому она рождается совсем по-иному, чем партитура классической музыки, поэтому она по праву принадлежит к лону New Age, она рождена технологией New Age - новой эры электронно- акустической музыкальной культуры.

Отчасти в силу своего русского, восточного - как говорят на западе о нас - положения, географически изолированного от мирового цивилизованного внимания, самих путей западной музыкальной индустрии - у меня есть шанс участвовать в этом процессе как бы заочно, заведомо не ориентируясь на внешние победы - в смысле карьеры, рынка и т. п. Эти понятия только сейчас становятся актуальными для меня.

Этот альбом - продукт внутреннего диалога художника, живущего в изоляции, но внутренне участвующего в мировом потоке музыки. Но у меня не было вульгарной задачи угадать - угодить, поймать рыночную конъюнктурную волну.

В любом случае хотелось бы, чтобы эта музыка не была чужда сложившегося пространства New Age.

Я бы определил свой стиль, свои концепции как Art New Age (искусство новой эры).

В любом случае я гарантирую, что это - электронное мировоззрение Михаила Чекалина.

Как и в некоторых других альбомах, записях, поводом для их написания явились самые разные обстоятельства, вызванные хотя бы уже необходимостью обеспечить себе возможность для записи, купить время на студии. Иногда поводом для этого являлась работа для кино, ТВ или театра. Но каждый раз такая ситуация была поводом для записи альбома-диска, т. к. результат моего творчества - фонограмма, запись.

В данном же случае такой второй жизнью записи и поводом для появления на свет явился проект записи музыки к синтетическому сценическому действию, состоящему из воздушной цирковой акробатики, гимнастических аттракционов и трюков, современной хореографии и световой динамической сценографии (лазерного шоу) - на основе опыта студии светографики и электронной музыки, созданной мною совместно с моим братом Дм. Чекалиным и дизайнером С. Дорохиным еще в 82 году, что позволяло, помимо сугубо экспериментального аспекта творчества, выносить на сцену мои электронные сочинения в светографическом шоу, в концертных залах и в планетарии.

Это двойной альбом. Во многих - самых разнообразных смыслах отвечающий требованиям и задачам как самого серьезного, так и самого популярного - многообразного эклектичного современного искусства последнего десятилетия века.

В диске 2 помещены 3 пьесы и фрагмент из прежних работ - записей еще 1982 и января 1984 - это № 7, № 8, которые являются имитациями звучаний и манерой исполнения джазовой и симфонической традиций в клавишно-синтезаторных средствах, и, как уже сегодня постфактум очевидно - они сделаны впервые в стране и одними из первых в мире в подобных «имитирующих» филармонических экспериментах, хотя подобных аналогов крайне мало.

Конечно, отчасти я включил их в этот новый альбом 1992 года, так сказать, «из гордыни», но, правда, эту «гордыню» я смирил аж на 10 лет! И когда я пожертвовал некоторыми новыми записями из самого «Двойного альбома», изъяв их в последний момент, чтобы включить эти старенькие, так сказать, «авторские свидетельства», то я следовал концепции именно своего нового «Двойного альбома с симфонией» - это некий путь, опыт, в котором есть свои «начала». Три из них я выделил из своей «истории» - это джаз, оркестр (как имитация) и вокальное, хоровое начало это «Увертюра с голосами» (1982 г.) и «Хоровая интермедия» № 12 и № 10. И уже все остальное в опыте, мышлении, творчестве - это те или иные эстетические предпочтения, выбор, творческая палитра: от выбора конъюнктуры или жанра до собственно средств и инструментария, техники, манеры, школы и т. п.

К счастью, в моем случае отнюдь не было компромиссом вставить в последний момент старое и выкинуть из альбома еще месяц назад запланированные новые части, т. к., в моем понимании, альбом является очень независимой и устойчивой формой, рамой и, сам по себе являясь формой, позволяет снять многие акценты и предрассудки в академическом смысле отношений к форме, и, таким образом, внутри альбома могут сосуществовать в самом неожиданном симбиозе отдельные части, пьесы, произведения. В моем случае я полагаюсь интуитивно на «гипотетического слушателя» (выражение И. Стравинского), которому я доверяю, как если я сам слушатель, и которому я показываю свои работы - сегодня одни, а завтра - другие.

Михаил ЧЕКАЛИН


Михаил Чекалин — независимый русский композитор. Автор и исполнитель электронной музыки для клавишных синтезаторов.

Исторический обзор электронной музыки СССР мы можем найти в столь авторитетном журнале «Биллборд» (1990, № 20, январь), где впервые в специальном разделе «Звезды советской музыки» в рубрике «Нью эйдж» приведена официальная фактология развития электронной музыки СССР с момента первого электронного музыкального инструмента «терменвокс», изобретенного Львом Терменом в 1920 году (при демонстрации которого присутствовал Ленин), затем изобретение Е. Мурзина в конце 30-х годов первого в мире оптико-электронного синтезатора («АНС», названного так в честь А.Н. Скрябина), и, наконец, появление первых советских сочинений в области электронной музыки в середине 60-х годов для синтезатора «АНС» (установленного Е. Мурзиным в 1959 году в доме-музее А.Н. Скрябина в Москве) композиторов А. Шнитке, С. Губайдулиной, Э. Денисова, С. Крейчи, А. Немтина и, безусловно, лидера этого периода Э. Артемьева. Новый этап в истории электронной музыки связан с периодом 70-х — 80-х годов до последнего времени, преимущественно это авторы России и Прибалтики, список которых весьма немногочислен (Э. Артемьев, С. Грюнберг, Г. Купрявичуо, П. Вяхи, А. Матисэн и лишь немногие другие, так или иначе причастные к синтезаторному инструментарию).

В числе всех приведенных авторов имя М. Чекалина закреплено в связи с новым поколением синтезаторной музыки СССР 80-х годов. Он представлен в «Биллборде» как автор своего сольного альбома «Вокализ в рапиде», который официально открыл в дискографии фирмы «Мелодия» новую рубрику электронной клавишной музыки нового поколения.

Творческий путь М. Чекалина как автора исключительно музыки клавишного синтезаторного исполнения выпадает на самое начало 80-х годов, а значит, совпадает с периодом становления и развития новых жанров синтезаторной музыки в мире вообще, так как и сам инструментарий синтезаторов активно складывается и революционно меняется во всем мире на протяжении 80-х. Из всех отечественных авторов в области электронной музыки в СССР М. Чекалин буквально единственный, кто складывался как художник независимо от официального советского искусства со всеми, так сказать, социально-идеологическими издержками отсюда вытекающими, учитывая то, что его становление пришлось на брежневскую и постбрежневскую эпоху, как известно, весьма реакционную. Из этого становится ясно, что сам автор, проигнорированный любыми возможными официальными структурами культуры СССР, которые воплощены в монопольном аппарате Союза композиторов СССР, по сути, обречен осуществлять свои любые творческие проекты неофициальным, даже подпольным образом, если иметь в виду хотя бы только сам процесс записи музыки, неизбежно упирающийся в дефицит инструментария, не говоря уже о других, весьма унизительных аспектах морального характера. Поэтому и по сей день, объявляя себя независимым композитором, М. Чекалин не нуждается в дополнительных кокетливых разъяснениях этого термина (столь широко употребляемого сегодня).

В 80-е годы Михаил Чекалин, несмотря на молодость (родился в 1959г.), вошел уже профессиональным музыкантом. Он начал свой путь вполне традиционно: с 10 лет - музыкальная школа, музыкальное училище, затем - Институт им. Гнесиных. Занимался фортепиано и хоровым дирижированием, а также композицией; много пел в хоре самый различный репертуар - от музыки эпохи Возрождения до современных авторов. Приходилось также играть самую разную музыку на фортепиано и писать для других исполнителей. Выступал Чекалин и в концертах, прежде всего, неофициальных - как пианист-исполнитель собственной музыки, импровизатор в широком амплуа: от авангарда до рока. В конце 70-х, продолжая занятия серьезной музыкой, он зарабатывает на жизнь в качестве клавишника и аранжировщика в профессиональных эстрадных коллективах, в частности в известном в свое время ВИА «Самоцветы». Играл даже в ресторане, где, однако, требовалось профессионально копировать самые различные образцы западного репертуара.

Но к 1982 году Чекалин прерывает всякую иную деятельность, кроме собственного композиторского творчества, и начинает свой электронный эксперимент, стремясь в условиях подпольного, но независимого существования реализовать определенные художественные идеалы. Вместе с братом-физиком и другом - архитектором-дизайнером он создает студию электронной музыки и светодинамики, в этой студии в одном из подвалов дома № 5 по улице Москвина собираются самые разные представители творческой интеллигенции: студенты, режиссеры, художники и даже врачи-психотерапевты. Особенно примечательной явилась многолетняя дружба с художниками известной московской группы «20-ти», столь нашумевшей в 80-е годы своими выставками на Малой Грузинской, где постоянно звучала музыка М. Чекалина.

На основе опыта светографической студии и специально изобретенной С. Дорохиным, М. Кокушкиным и Д. Чекалиным проекционной техники Чекалин устраивает собственные концертные аудиовизуальные выступления. Все трудности и парадоксы времени отразились в этих его выступлениях на самых различных площадках Москвы: от подвалов - с вызовами милиции и расспросами КГБ - до престижных творческих вечеров в Домах Художника, Архитектора или фантастическом представлении в Планетарии. Этой же парадоксальностью времени объясняется то, что, наряду со своей «подпольной» деятельностью, М. Чекалин пишет музыку к теле- и кинопостановкам, спектаклям таких ведущих московских театров, как МХАТ, театр на Малой Бронной, театр Мимики и жеста, Централь.ный Детский (где впервые в Советском Союзе была поставлена совместно с его светографической студией фантастика Стругацких с применением лазерных и световых эффектов).

Чекалин также пишет электронную музыку по самым неожиданным поводам: например, для детских двигательных музыкально-оздоровительных комплексов (в журнале «Колобок»), для аудиомузыкальной психотерапии совместно с программой врачей-психотерапевтов из клиники неврозов им. Соловьева, «брейк»-музыку к выпускному спектаклю школы-студии МХАТ и т. д. Во всем этом прикладном контексте написания музыки «по поводу» наиболее интересными для автора представлялись хореографические заказы. В результате нескольких различных попыток постановки балета, в частности, с ленинградским балетмейстером Б. Эйфманом еще в 1984-85 гг., в театре Игоря Бобрина был поставлен балет, увенчавшийся вполне серьезным успехом, с многочисленными гастролями в различных странах мира. Это - первый советский балет на льду «Фауст XX век».

Однако при всем столь активном участии в самых разных областях художественной жизни творческое лицо автора и его истинное, подлинное значение в музыкальной культуре 80-х и 90-х гг. определяется той большей частью его работ, которые не соприкасаются с традиционными формами спектакля или концерта. Главная сфера его творчества - созание фонограмм, авторских записей. Это единственная форма, фиксирующая результат сочинения и авторского же исполнения музыки. И как путь писателя к читателю проходит через книгу, так и соприкосновение композитора-исполнителя со слушателем осуществляется посредством оригинального жанра грамзаписи.

К настоящему времени, ранее писавший преимущественно «в стол», М. Чекалин тем не менее оказался наиболее плодовитым и разносторонне жанрово-ориентированным автором десятилетнего эксперимента, результатом которого является коллекция записей музыки, представленная наконец-то в антологическом издании избранных сочинений с 1981 года по 1990 год. Это издание - серия из 12-ти пластинок, осуществленная самим автором совместно с галереей современного искусства «Марс».

Если не принимать во внимание в данном случае другие работы М. Чекалина (например, пластинку «Пост-поп - нон поп», компакт-диск «Русская мистерия» и другие сегодняшние работы), то, по сути, главным «авторским свидетельством» является эта серия. Она, без всякого преувеличения, уникальна и в настоящее время не имеет аналогов в СССР, как по своему объему, документальной протяженности живого эксперимента за 10 лет, так и по многообразию жанровых посягательств синтезаторного звучания, собственно мышления композитора- исполнителя в условиях синтезаторного метода, в котором, как в сложившейся, самостоятельной консерватории клавишной музыки новой эры, есть все жанры: от нехитрой рок-пьесы до крупной симфонической формы с имитациями различных акустических, обманывающими электронное ожидание, звучаний, так и собственно звучаний, порожденных сугубо электронной эстетикой. Нелишне будет добавить, что на протяжении всей коллекции все сочинения представлены исключительно в авторском исполнении, без участия каких-либо других музыкантов, и, кстати, что характерно для М. Чекалина - он придерживается в электронной музыке только концепции реального ручного, живого исполнения.

Подобным многообразием в электронном авторском опыте мало кто может похвастаться из электронщиков в мире вообще. Если мы хотим серьезно поверять синтезаторный путь в музыкальной культуре России на протяжении последних 10 лет, практически остающийся пробелом в официальном музыковедении до последнего времени, то мы с полным правом можем его восполнить 12-ю альбомами М. Чекалина, которые позволяют, сами по себе, считать его реальным лидером синтезаторной музыки России с 80-х годов, ведь он первым в контексте советской русской музыкальной истории начал «филармонический» эксперимент в перенесении самого разного стилистического, эстетического и исполнительского языков на метод клавиатуры и авторского воплощения в звукозаписи. На сегодняшний день подобный эксперимент 80-х, как и само количество реальных записей-сочинений в жанрах «неэлектронной» электронной музыки просто не имеет аналогов в стране. И если предшественник М. Чекалина по отечественной официальной истории электронного жанра 60-х - 70-х годов Э. Артемьев - пионер и лидер синтезаторной эстетики 60-х - 70-х, то М. Чекалин - это основатель новой эры 80-х годов в электронной музыке России.

 Image

 

 Image
 
< Пред.   След. >
More Info