Warning: file_exists() [function.file-exists]: open_basedir restriction in effect. File(../configuration.php) is not within the allowed path(s): (/home/chekalin.net/httpdocs:/tmp) in /home/chekalin.net/httpdocs/includes/database.php on line 101

Warning: file_exists() [function.file-exists]: open_basedir restriction in effect. File(../configuration.php) is not within the allowed path(s): (/home/chekalin.net/httpdocs:/tmp) in /home/chekalin.net/httpdocs/includes/database.php on line 101
Официальный сайт - Михаила Чекалина - Mikhail Chekalin - 10. "Столичный затворник"
10. "Столичный затворник"
"Столичный затворник" ("Литературная газета", апрель 2003)
СТОЛИЧНЫЙ ЗАТВОРНИК
"Литературная Газета" №14 (5919), 9-15 апреля 2003

Имя Михаила Чекалина на слуху российских меломанов. Альбомы "Вокализ в рапиде" и "Пост-поп - нон-поп", изданные "Мелодией" еще в 80-х, - уникальное явление в отечественной дискографии. Как явление грамзаписи "Медитации для препарированного органа", "Симфониеты воздуха" - музыка с Малой Грузинской - впоследствии состоялись в виде серии из 12 долгоиграющих пластинок ("Мелодия", при участии галереи М'Арс). Сейчас это издание - филофоническая редкость. В 1993 году в Германии, альма-матер электронной музыки (ЭМ), вышел компакт-диск "Пульсация ночи". Западная критика назвала М. Чекалина "одним из самых радикальных новаторов среди композиторов ЭМ не только России, но мира". На рубеже веков у Чекалина вышел альбом "Последние времена года", позволяющий воспользоваться определением "классический" в его первом буквальном смысле, вышел опять же в Германии, но уже под рубрикой "Современная камерная музыка".

- Нонконформизм, заявленный даже в названии одного из ваших недавних дисков, и форма, которую вы избрали для своего классического, условно говоря, дебюта, академистские "Времена года" - это не противоречит одно другому?

- Конечно же, нет. "Последние времена года" так называются не потому, что я писал их в те последние часы уходящего XX века. Они так называются потому, что это действительно последние "Времена года" в XX веке и ушедшем тысячелетии за всю историю "Времен года", от Вивальди и Чайковского до Штокхаузена. И это приношение XX веку, как его можно было сделать: я думал, единственно честный способ,достойный художественно, - это обратиться к жанру, который существует на протяжении веков, принять огромный груз ответственности, принять вызов эпох и бросить его современникам. Сочинение конца XX века должно быть сделано средствами XVIII, XVII веков. Тогда это по-настоящему авангард...

- То есть вы специально отказались от тех преимуществ, которые дают высокие технологии?

- Когда-то на Малой Грузинской кто-то из художников спросил: слушай, а что ты будешь делать, если 220 отключат? В самом конце XX века электричество отключилось, как если бы уже наступил конец света - технологические возможности оказались девальвированными. Возникла определенная антитеза: минимализм с его эстетикой минимального, поддержанный всеми излишествами технологии, против аскетизма: современная музыка со всем ее богатством при весьма аскетических средствах. Для композитора-синтезаторщика, избалованного возможностями многоканального наложения, аскетический путь представляет огромное искушение.

- А ведь в свое время вам одному из первых пришло в голову исполнять симфоническую музыку на клавишах синтезатора. Или джазовый свинг изображать, и, по легендам, убедительно: на худсовете два наших эстрадных авторитета тех лет не поверили, что это не "живые" барабаны и саксофон, даже задержался выход пластинки. Пусть вас теперь утешает, что "Вероятностная симфония в стиле джаз", записанная в 1994-м вместе с джаз-трио, в 2002-м вышла в Лондоне в серии "Золотые годы нового советского джаза".

- Справедливо, но не утешает. Мне приходилось доказывать и отстаивать не только, даже не столько свое имя, но и сам жанр, целую область в музыке, объединяющую самые разные жанры. Я имею в виду такое явление, как "современная инструментальная музыка". Современная музыка не потому, что не классическая, а просто вне классики...

- Как вы писали в своей статье "Самая проникновенная музыка конца света", современных Малеров надо искать вне академических стен...

- ЭМ конца 80-х, возможно, и была призвана соединить то, что ранее казалось несоединимым, стать лидером всех тенденций и направлений, имея позади развитый язык джаза, рока: джаз после Колтрейна, Майлза Дэвиса, рок после "Кинг Кримсон"; все наработки современных эстетик; самые разные музыкальные тенденции, представленные изданиями многочисленных лейблов. Собственно, в связи с издательскими домами и складывались в современной музыке жанровые территории. Вообще, для музыки 70 - 80-х грамзапись, издание на пластинках, "альбом" имеет ключевое значение. Движимый побуждением покупать "альбомы", самый невинный, демократичный битломан имел шанс продвинуться в этом своем увлечении и стать посвященным, дорасти до высот космогонии Пендерецкого, узнать о существовании таких персон, как Лютославский, Штокхаузен.

- У нас в стране при государственной монополии на грамзапись такой ситуации, очевидно, существовать не могло...

- В отечественной культуре инструментальная музыка как традиция не сложилась: любая инструментальная музыка, если она не являлась сугубо академической, или не имела отношения к советскому джазу, или к легкому жанру - ее как будто и не было. Дальше начиналась территория песни, ВИА; еще дальше начиналась самодеятельность, думающая, что она играет рок-н-ролл, впоследствии действительно бурно проангажированная как явление советского рока. Потом мы уже наблюдаем феномен сращивания культуры вчерашнего Москонцерта с традициями бывших комсомольских вожаков.

- Вы говорите об ЭМ 80-х, а ныне?..

- ЭМ образца 80-х состоялась и закрылась как эпоха. Сегодня этим словом стали опять обозначать, как оно было на заре, нечто узкоспециальное, полуприкладное. Это слово зарезервировано за определенной субкультурой, молодежной технотерриторией.

- Однако молодежную культуру у нас сейчас и "позиционируют" с положительным знаком, всячески или открещиваясь от культуры, хочется сказать, старого мира, или с неестественным спокойствием делая вид, что с ней все в порядке.

- Странно кивать на молодежную культуру, Шостакович оперу "Нос" написал года в 22 - 23... И не хочется участвовать в общем хоре плача "за культуру", пришлось бы в этом хоре стоять вместе со многими нашими олигархами от культуры. А ведь от лица прославленного академического советского искусства говорить уже неуместно и даже позорно пытаться закрывать дырки заплатками из прошлых прославленных имен, таких, как гениальный Ростропович.

Сама эпоха последних двух десятилетий в отечественном искусстве как была, так и остается полупотерянной или вовсе неузнанной в государственных, так сказать, глазах - даже термин особый существует, "внеофициальное искусство СССР и России". Тем из нас - рискну говорить от лица поколения, - кому посчастливилось состояться в самом строгом, профессиональном, смысле слова (а не в том пресловутом полудилетантском понимании андеграунда, создавшего целую культуру имитации "буржуазных веяний" для внутреннего употребления), приходилось выстаивать по одиночке, а отнюдь не под защитой министерских стен культуры, как, впрочем, и академических стен Большого зала Консерватории. Надо ли говорить, что такое внеофициальное положение сохраняется и по сей день. Но восьмидесятнику к этому не привыкать, жизнь научила жить, абстрагируясь от игр на ярмарке тщеславия всякого рода нуворишей и извечных недорослей, создающих культуру для колониального пользования. Можно бы посмеяться вместе с Олешей, но за Красную площадь обидно. Да и за Манежную тоже. Да что там, глупо сетовать по таким несущественным, надуманным, интеллигентским поводам, как СМИ и прочий шоу-бизнес и отсутствие института общественного мнения, судьи-то кто - достаточно кругозора не Гоголя, а гоголевского городничего, чтобы ответить на все вопросы искусства и культуры.

Беседовала Нина БАВИНА